Турист Наталия Семчина (NataliaC)
Наталия Семчина
была вчера 14:06
Фотоальбом

Пещерный город Вардзиа-что же это?

Самцхе-Джавахети.

Вардзиа! Магическое слово, необыкновенно певучее и мягко звучащее! Что это за слово, откуда оно произошло? Предание гласит, что потерявшаяся в лабиринте пещер еще совсем малолетняя царица Тамара крикнула дяде: «Я здесь, дядя!» («Ак вар, дзиа!»). Грузинский царь Георгий III, отец Тамары, будущей царицы, повелел сделать это восклицание названием монастыря. Достоверны ли эти сведения, либо всего лишь легенда, вымысел, но слово "Вардзиа" ласкает слух и как магнит влечет к себе, манит загадкой, которую непременно, обязательно хочется разгадать. Но чтобы хоть немного проникнуть в тайну Вардзии, почувствовать ауру пещерного города, прикоснуться к каменым стенам, свидетелям прошлой жизни, надо приехать сюда пораньше и без толчеи, суеты и наплыва туристов исполнить свои заветные желания и не спеша, шаг за шагом обойти всю территорию, на это может потребоваться два часа, а может быть и три, но не меньше-это уж точно! Вардзиа не потерпит спешки, беглого взгляда, это будет расценено, как случайная встреча, так, просто для "галочки"! Давайте же я покажу вам ту Вардзию, которую мне посчастливилось увидеть, смогла ли я ее понять-не уверена, но я пыталась и то что она проникла в мое сердце-это однозначно. Судите сами.

Сама дорога к пещерному городу не может оставить равнодушным-это серпантин дороги петляющий среди  бархатных гор, это бурлящая внизу и зажатая скалами, Кура!
Сама дорога к пещерному городу не может оставить равнодушным-это серпантин дороги петляющий среди бархатных гор, это бурлящая внизу и зажатая скалами, Кура!
То тут, то там  на склонах гор или на их вершинах глаза натыкаются на развалины крепостей, а их очень много в Джавахети.
То тут, то там на склонах гор или на их вершинах глаза натыкаются на развалины крепостей, а их очень много в Джавахети.
А вот уже наш водитель показывает небольшой  монастырь, нелепо притулившийся на куске скалы. Здесь долгое время жил одинокий монах.
А вот уже наш водитель показывает небольшой монастырь, нелепо притулившийся на куске скалы. Здесь долгое время жил одинокий монах.
Приближаемся к поселку Гогашени, рядом с которым и находится пещерный город.
Приближаемся к поселку Гогашени, рядом с которым и находится пещерный город.
Несколько раз в Грузии мы видели вот такие башни и минеральные источники-на фоне зелени смотрится очень красиво!!
Несколько раз в Грузии мы видели вот такие башни и минеральные источники-на фоне зелени смотрится очень красиво!!
Водитель подвез нас на на самую главную смотровую, с которой Вардзиа видна как на ладони. Не спеша выходим из машины, смотри туда-сюда, как бы подготавливаясь к главному виду. И вот, когда уже нетерпение выше допустимого, когда желание уже невозможно контролировать-медленно поворачиваю голову И........
Водитель подвез нас на на самую главную смотровую, с которой Вардзиа видна как на ладони. Не спеша выходим из машины, смотри туда-сюда, как бы подготавливаясь к главному виду. И вот, когда уже нетерпение выше допустимого, когда желание уже невозможно контролировать-медленно поворачиваю голову И........
ВОТ!!! Ну что здесь можно сказать? Издали смотрится очень трогательно, открытые глазницы пещер, не прикрытые, напоказ всему миру, беззащитные, почти на километр растянувшиеся по склону.
ВОТ!!! Ну что здесь можно сказать? Издали смотрится очень трогательно, открытые глазницы пещер, не прикрытые, напоказ всему миру, беззащитные, почти на километр растянувшиеся по склону.
А ведь это только скромная часть того города, который был изначально. Землетрясение 1283 года почти уничтожило пещерный город и сейчас перед нами практически прекрасные руины. В Куру рухнула вся передняя сторона города, толщиной 15 метров и огалила все скрытое прежде - стены, галереи и лестницы.
А ведь это только скромная часть того города, который был изначально. Землетрясение 1283 года почти уничтожило пещерный город и сейчас перед нами практически прекрасные руины. В Куру рухнула вся передняя сторона города, толщиной 15 метров и огалила все скрытое прежде - стены, галереи и лестницы.
То что сохранилось тогда тщательно сохраняют и сейчас. В некоторых местах мы видели рабочих, мастеривших что-то. Видели уборщиков, подметавших и без того чистые площадки и помещения.
То что сохранилось тогда тщательно сохраняют и сейчас. В некоторых местах мы видели рабочих, мастеривших что-то. Видели уборщиков, подметавших и без того чистые площадки и помещения.
Справа по центру фото-храм-церковь Успения Богоматери, туда мы еще придем.
Справа по центру фото-храм-церковь Успения Богоматери, туда мы еще придем.
Чтобы попасть в город, надо переехать по мосту через Куру.
Чтобы попасть в город, надо переехать по мосту через Куру.
Справа на фото-информационный центр, кассы, стоянка, есть бесплатный туалет, магазинчик с сувенирами. Можно заказать индивидуальную экскурсию. По серпантину можно подняться пешком, постепенно приближаясь к городу, а можно, заплатив 3 лари в одну сторону проехаться на маршрутке-что мы и сделали, день обещал быть жарким и силы нам надо было экономить.
Справа на фото-информационный центр, кассы, стоянка, есть бесплатный туалет, магазинчик с сувенирами. Можно заказать индивидуальную экскурсию. По серпантину можно подняться пешком, постепенно приближаясь к городу, а можно, заплатив 3 лари в одну сторону проехаться на маршрутке-что мы и сделали, день обещал быть жарким и силы нам надо было экономить.
Так как же начинался этот удивительный город в туфовой стене горы Эрушети? В «Истории Грузии» Давид Багратиони писал:  «Преодолев внешних неприятелей, царь Георгий обратил все попечения свои на устроение благоденствия иверцев внутри своих владений и на восстановление прочной тишины и спокойствия своих подданных». И как раз одним из этих «попечений» было строительство Вардзиа, начавшееся в 50-е годы  XII века.
Так как же начинался этот удивительный город в туфовой стене горы Эрушети? В «Истории Грузии» Давид Багратиони писал: «Преодолев внешних неприятелей, царь Георгий обратил все попечения свои на устроение благоденствия иверцев внутри своих владений и на восстановление прочной тишины и спокойствия своих подданных». И как раз одним из этих «попечений» было строительство Вардзиа, начавшееся в 50-е годы XII века.
На протяжении десятилетий вгрызались люди в отвесную скалу над Курой, превращая ее в многоэтажный, скрытый от посторонних глаз город с многочисленными залами, кельями, лестницами, длинными переходами и тайными выходами наружу.
На протяжении десятилетий вгрызались люди в отвесную скалу над Курой, превращая ее в многоэтажный, скрытый от посторонних глаз город с многочисленными залами, кельями, лестницами, длинными переходами и тайными выходами наружу.
Георгий III вошел в историю как царь, который начал сложное дело объединения Грузии. Именно он принялся последовательно и успешно отвоевывать ранее захваченные врагами грузинские земли, заботился он и о процветании своих подданных. Однако этому выдающемуся царю не хватило времени, чтобы закончить свои благие дела: в 1184 году он скончался, оставив строительство пещерного комплекса Вардзиа в самом разгаре.
Георгий III вошел в историю как царь, который начал сложное дело объединения Грузии. Именно он принялся последовательно и успешно отвоевывать ранее захваченные врагами грузинские земли, заботился он и о процветании своих подданных. Однако этому выдающемуся царю не хватило времени, чтобы закончить свои благие дела: в 1184 году он скончался, оставив строительство пещерного комплекса Вардзиа в самом разгаре.
У Георгия III не было сыновей, и трон должен был достаться кому-то из его племянников. Однако, предчувствуя скорую смерть, царь нашел в себе силы и смелость пойти против многовековых традиций, и оставить трон своей дочери — Тамаре. И это решение царя оказалось самым мудрым за все его правление.
У Георгия III не было сыновей, и трон должен был достаться кому-то из его племянников. Однако, предчувствуя скорую смерть, царь нашел в себе силы и смелость пойти против многовековых традиций, и оставить трон своей дочери — Тамаре. И это решение царя оказалось самым мудрым за все его правление.
Тамара не только завершила строительство Вардзиа, но и продолжила дело объединения государства. Во времена ее правления Грузия пережила свой «золотой век»: была значительно расширена территория страны, во множестве строились сохранившиеся до наших времен храмы, процветали искусства.
Тамара не только завершила строительство Вардзиа, но и продолжила дело объединения государства. Во времена ее правления Грузия пережила свой «золотой век»: была значительно расширена территория страны, во множестве строились сохранившиеся до наших времен храмы, процветали искусства.
Строительство Вардзиа продолжалось полвека и закончилось в 1205 году. Вардзиа не имела искусственных укреплений: крепостной стеной служила скала, внутри которой был надежно укрыт от чужих глаз город-монастырь. Однако укрывались здесь не только смиренные монахи. Близость к турецкой границе, стратегически выгодное расположение над узким ущельем и неприступность Вардзиа сделали ее форпостом обороны от набегов. Сотни воинов были готовы в любой момент покинуть крепость через тайные выходы и внезапной атакой обратить врага в бегство.
Строительство Вардзиа продолжалось полвека и закончилось в 1205 году. Вардзиа не имела искусственных укреплений: крепостной стеной служила скала, внутри которой был надежно укрыт от чужих глаз город-монастырь. Однако укрывались здесь не только смиренные монахи. Близость к турецкой границе, стратегически выгодное расположение над узким ущельем и неприступность Вардзиа сделали ее форпостом обороны от набегов. Сотни воинов были готовы в любой момент покинуть крепость через тайные выходы и внезапной атакой обратить врага в бегство.
Но город-крепость существовал в том виде совсем недолго: землетрясение сделало свое черное дело!  Скрытыми в толще камня остались лишь несколько внутренних переходов и залов, в одном из которых до сих пор снабжает монахов водой чистый холодный источник. А мы, прислушиваясь к медленному течению хода истории, тем временем следуем шаг за шагом все ближе и ближе к своей цели.
Но город-крепость существовал в том виде совсем недолго: землетрясение сделало свое черное дело! Скрытыми в толще камня остались лишь несколько внутренних переходов и залов, в одном из которых до сих пор снабжает монахов водой чистый холодный источник. А мы, прислушиваясь к медленному течению хода истории, тем временем следуем шаг за шагом все ближе и ближе к своей цели.
Первым серьезным сооружением на нашем пути предстает звонница. Внутри есть лавочки и перед основными тропами можно передохнуть, скрываясь от палящего солнца.
Первым серьезным сооружением на нашем пути предстает звонница. Внутри есть лавочки и перед основными тропами можно передохнуть, скрываясь от палящего солнца.
Сделав все важные дела-налюбовавшись окружающими видами, отдохнув и попозировав, мы идем дальше! А что же стало  с беззащитным разрушенным городом? Вардзиа перестала быть крепостью, но тем не менее оставалась монашеской обителью еще до середины XVI века, пока монастырь не был захвачен персами.
Сделав все важные дела-налюбовавшись окружающими видами, отдохнув и попозировав, мы идем дальше! А что же стало с беззащитным разрушенным городом? Вардзиа перестала быть крепостью, но тем не менее оставалась монашеской обителью еще до середины XVI века, пока монастырь не был захвачен персами.
Беда не приходит одна: следом за персами в Вардзиа вторглись турки, по разрушительной силе практически сравнявшиеся с постигшим монастырь ранее природным катаклизмом. Разрушив монастырь, турки забрали все, что представляло хоть какую-то ценность. То же, что ценности не представляло, захватчики попросту сожгли прямо под сводами главного храма. И уж точно у турок не было никаких поводов щадить служителей чуждой веры — монахи сгорели в том же костре.
Беда не приходит одна: следом за персами в Вардзиа вторглись турки, по разрушительной силе практически сравнявшиеся с постигшим монастырь ранее природным катаклизмом. Разрушив монастырь, турки забрали все, что представляло хоть какую-то ценность. То же, что ценности не представляло, захватчики попросту сожгли прямо под сводами главного храма. И уж точно у турок не было никаких поводов щадить служителей чуждой веры — монахи сгорели в том же костре.
Вот эти ступеньки и приведут нас в храм Успения Пресвятой Богородицы! Дым  жутких пожарищ, устроенных турками,  закоптил уникальные фрески этого храма, и слой копоти надежно укрыл их на долгие века. Они оказались одинаково хорошо защищены как от сырости, так и от вандалов.
Вот эти ступеньки и приведут нас в храм Успения Пресвятой Богородицы! Дым жутких пожарищ, устроенных турками, закоптил уникальные фрески этого храма, и слой копоти надежно укрыл их на долгие века. Они оказались одинаково хорошо защищены как от сырости, так и от вандалов.
Когда южная часть Грузии была освобождена от турок в первой половине XIX века, монахи вернулись в Вардзиа, очистили храмовые фрески от копоти и возобновили монастырскую жизнь, неспешно текущую здесь и поныне.
Когда южная часть Грузии была освобождена от турок в первой половине XIX века, монахи вернулись в Вардзиа, очистили храмовые фрески от копоти и возобновили монастырскую жизнь, неспешно текущую здесь и поныне.
А вот собственно это, веками сохранившееся чудо!! Храм небольшой и внутри фотографировать нельзя, за порядком смотрит строгий монах. А эти фото сделаны у входа в рам.
А вот собственно это, веками сохранившееся чудо!! Храм небольшой и внутри фотографировать нельзя, за порядком смотрит строгий монах. А эти фото сделаны у входа в рам.
Узор!
Узор!
Сцены из жизни.
Сцены из жизни.
Вся территория облагорожена и окультурена, везде ступеньки, поручни и мы неспешно продвигаемся  дальше.
Вся территория облагорожена и окультурена, везде ступеньки, поручни и мы неспешно продвигаемся дальше.
Так мирно и естественно-гнездо под крышей дома.
Так мирно и естественно-гнездо под крышей дома.
Каких только отверстий мы не наблюдали здесь и каждое из них предусмотрено для чего-то определенного, нам остается только гадать для чего же именно!!
Каких только отверстий мы не наблюдали здесь и каждое из них предусмотрено для чего-то определенного, нам остается только гадать для чего же именно!!
А здесь на табличке написано"Давильня". Что давили, у меня был один вариант ответа-делали вино!!)))))
А здесь на табличке написано"Давильня". Что давили, у меня был один вариант ответа-делали вино!!)))))
Это отверстие в потолке, возможно туда уходил дым от костра, который согревал  жителей в холодную погоду.
Это отверстие в потолке, возможно туда уходил дым от костра, который согревал жителей в холодную погоду.
А здесь что-то привязывали.
А здесь что-то привязывали.
Пока Ира отдыхает внизу, куда бы еще слазить?
Пока Ира отдыхает внизу, куда бы еще слазить?
Что это за огонек? Пещеры, подземные ходы? Тогда я иду туда!
Что это за огонек? Пещеры, подземные ходы? Тогда я иду туда!
Это очень опасно лазить по пещерам,  поворот за поворотом, лесенка за лесенкой, все глубже и дальше от входа и совсем нет сил остановиться-любопытство терзает, но здравый смысл все же возобладал: с грустью пришлось возвращаться на свет божий!
Это очень опасно лазить по пещерам, поворот за поворотом, лесенка за лесенкой, все глубже и дальше от входа и совсем нет сил остановиться-любопытство терзает, но здравый смысл все же возобладал: с грустью пришлось возвращаться на свет божий!
А здесь наверно живут современные монахи, цветочки даже!
А здесь наверно живут современные монахи, цветочки даже!
Виноград!
Виноград!
Дойдя до конца, мы с грустью слегка поднялись повыше,  повернули и пошли назад  по другому этажу.
Дойдя до конца, мы с грустью слегка поднялись повыше, повернули и пошли назад по другому этажу.
На выходе с города чуть левее главной асфальтированной дорожки, я увидела тропинку и полезла проверить, а вдруг? И точно-маленький храм Ананаури, но дверь закрыта. Тогда я становлюсь на камешек под окном (не одна я любопытна без меры) и заглядываю в крошечное узкое окошечко-темно, ничего не видно. Тогда я включаю моего крошку Никон и просовываю руку в окно. Результат ниже.
На выходе с города чуть левее главной асфальтированной дорожки, я увидела тропинку и полезла проверить, а вдруг? И точно-маленький храм Ананаури, но дверь закрыта. Тогда я становлюсь на камешек под окном (не одна я любопытна без меры) и заглядываю в крошечное узкое окошечко-темно, ничего не видно. Тогда я включаю моего крошку Никон и просовываю руку в окно. Результат ниже.
Ну как вам? Фрески, опять это чудом сохранившееся творчество.
Ну как вам? Фрески, опять это чудом сохранившееся творчество.
Здесь видно, как люди поднимаются пешком, но мы успели запрыгнуть в маршрутку! Ах да, за секунду до этого мы увидели нашего знакомого француза, все обрадовались неожиданной встрече! Представляете, мы с ним не раз пересекались в Сванетии, вместе ездили в Ушгули!
Здесь видно, как люди поднимаются пешком, но мы успели запрыгнуть в маршрутку! Ах да, за секунду до этого мы увидели нашего знакомого француза, все обрадовались неожиданной встрече! Представляете, мы с ним не раз пересекались в Сванетии, вместе ездили в Ушгули!
Эти кусочки лежат рядом с инфоцентром.
Эти кусочки лежат рядом с инфоцентром.
Последний взгляд на загадочный пещерный город.
Последний взгляд на загадочный пещерный город.
Комментарии к альбому